Змея (snake_elena) wrote,
Змея
snake_elena

Categories:
  • Mood:

Мама и курящий таракан (fridka, привет!)

После общаги каморка на чердаке казалась мне царским дворцом. Я переехал туда летом, от раскаленной крыши в каморке было нечем дышать, и я отдавал себе отчет в том, что зимой в ней будет невыносимо холодно, но мне это не мешало. Я наслаждался тишиной и покоем. Никто не орет справа, не слушает тяжелый рок снизу, не бахает гантелями в пол сверху, не скрипит кроватью в буйном экстазе слева. Никто не бегает по коридору с воплями «ребя, у кого есть зарядка к айпадику?», не входит в комнату, не вытерев ног, хотя на улице слякоть и грязь. Нет бесконечных вечеринок (читай – пьянок до упаду), никакие нетрезвые девицы не вваливаются к тебе в комнату в три часа ночи, рыдая и размазывая макияж, потому что «Санек из третьей меня бросил, сука!» Ну какое, какое мне дела до Санька из третьей или Петра из четвертой? Да и до этой малознакомой девицы, если уж на то пошло? Почему я должен выныривать из сладкого сна, утешать ее, искать курево и выпить, а потом еще отбиваться от ее внезапных поползновений?
Но все это мне приходилось терпеть пять университетских лет, а теперь довольно. Баста, карапузики, кончилися танцы. Теперь я живу один, и хрен кто ко мне придет без приглашения – а приглашать я никого не намерен. Одиночество рулит!

День неспешно тянулся за днем, сначала я вяло думал, что нужно бы поискать работу, но эти мысли уходили быстрее, чем приходили. Дело в том, что я не нуждался в деньгах. Уточнение – пока не нуждался. Так сложилось, что у меня на счету собрался довольно приличный капиталец, вполне хватит на год беззаботной жизни и отдыха, а там посмотрим.
Как собрался, спрашиваете? Да элементарно, Ватсон. Я не отставал от коллектива, подрабатывал то тут, то там, кропал какие-то статейки ни о чем, работал санитаром в морге (хотелось испытать себя и получить новый опыт), как-то сдуру с полгодика поработал в макдаке, что-то подкидывали родители, а потребности у меня минимальные, на жизнь мне хватало стипухи. Курить не курю, пить не люблю, пожрать пару раз в день какого доширака стоит недорого, шмотье ношу аккуратно, да и не любитель я за модой гнаться. Айпады-планшеты-смартфоны ваши мне на дух не нужны, в универе был нормальный компьютерный класс с безлимитным интернетом, телефончик я себе купил самый простецкий, блогов не вел, в соцсетях не участвовал.

Что значит «как это так?» Да мне общения с головой хватало на лекциях и в общаге, какие уж тут соцсети. Наслышан, там нужно постоянно тусоваться, комменты писать, лайкать, рассказывать о чем-то. Нет, это не по мне.
Короче, лишнее бабло я скидывал на счет в банке – завел по приколу, а потом понял, что удобно. Ну, и набежало с процентами нехило. Сколько, не скажу, не ваше дело, но с моими запросами очень даже неплохо. Вот снял каморочку эту свою любимую, буду думать, как мне дальше жить.
Нет, домой не вернусь, нафига? Что там делать? Мне одному хорошо, а там родители начнут суетиться, просить, чтоб поискал уже себе работу, гнать на собеседования – короче, все та же туфта, что в универе. Карьера, семья, дети, вперед к новым горизонтам – они как помешались все на этом. Уже с третьего курса искали себе место в фирмах, чтоб зацепиться хоть тушкой, хоть чучелком, и двигаться по служебной лестнице (это они так говорили, не я). А мне не надо ваших лестниц, мне в моей каморочке хорошо.

В общем, вкратце я свою жизнь объяснил, а подробности вряд ли кому интересны. Перевез свое скромное имущество в милую сердцу каморочку, бросил на пол надувной матрац и зажил замечательно. Сутками напролет валялся на матраце, плевал в потолок (не в буквальном смысле, все бы падало мне же на голову), глазел по сторонам – предыдущий жилец развесил по стенам картинки из гламурных журналов, сиськи, девочки, машины, бижутерия, а я на них любовался – и чувствовал себя лучше некуда.
Родители, точнее, мама, звонили мне исправно каждую неделю, как по расписанию, и я всякий раз бодро рапортовал, что дела лучше некуда, хожу на собеседования и вот-вот получу работу своей мечты (читай – ихней мечты), ой, мама, извини, как раз бегу на очередное, спасибо, наверняка все получится.

Иногда я выходил из дома – в магазин, затариться дошираком, а то и на пляж, поваляться на песочке, но очень быстро оттуда сваливал, не переношу скопления людей, а жара у меня и в каморочке имеется.
Так прошло примерно с полгода, осенью крыша моя, благословение небесам, не протекала, так что и тут повезло. А когда настали холода и выпал снег, я почувствовал что-то странное. Незнакомое какое-то чувство, прямо скажем. Долго думал, в чем дело, и пришел к выводу, что мне внезапно стало одиноко. Прям смешно, честное слово. Оборжака. Чтоб я – и затосковал от одиночества, когда всю жизнь его алкал? Но тем не менее чувство это меня не отпускало. Буквально сжимало в клешнях. И то – полгода ни с кем не перемолвиться ни словом, кроме кассирши в магазине, да и та по-русски не очень. Я уж подумывал, не пойти ли мне и правда на работу, просто чтоб не разучиться разговаривать, как тут оно и случилось. В смысле – у меня появился друг.

Ах да, вы ж не знаете. Короче, вернулся я как-то из магазина домой и офигел. На моем, блин, надувном матраце развалился рыжий наглый таракан. Так мало того, что занял мое лежбище, он же, сцуко, еще и курил, прикиньте? Лежит, сигареткой попыхивает, кольца дыма по каморочке пускает – ну ваще, блин. Я реально офонарел от такой наглости. Ты, говорю, чо делаешь тут, скотина? А он бесстыже смеется, мол, вот как ты гостей привечаешь, стало быть.
Ну, не борзость? Какой он мне нахрен гость, я его звал, что ли?
Ты, говорю, матрац мне щас прожжешь, падла! И где это ты сигареты взял, я-то некурящий! А он, значит, отвечает, что сигаретку у соседей попросил, они люди приветливые, не то что я, а с матрацем он аккуратно, не прожжет.

С матраца я его, конечно, согнал, уж совсем хотел тапком прихлопнуть, да вовремя передумал, уж больно мне интересно стало, чего и как. Стал его расспрашивать про жизнь ихнюю тараканью, ну и проникся, конечно. А что ж вы думали – столько веков гонений и непонимания. Это каждый обзаведется наглостью и будет, как танк, в любую щель переть, а что делать? А он еще образованный такой, интеллигент черт знает в каком поколении, с ним поговоришь, мудрости наберешься. Философией увлекается опять же, много чего мне понарассказывал. Особенно интересно про философские течение средневековья – теоцентризм там, схоластика, Фома Аквинский, все дела. Не буду врать, что я все понимал, он иногда такие слова мудреные заворачивал, куда там универским профессорам! Или давай вопросики задавать – типа «что такое истина?» Ну офигеть, короче. Про метафизику еще любил разглагольствовать и китайской философией меня озадачивал. Ну, про метафизику я худо-бедно сам понатаскался слегка с его помощью, конечно, а вот в китайской и вовсе запутался. Там же и даосизм, и конфуцианство, и минцзя – ну, это школа имен которая. Мол, несоответствие названий сущности вещей ведет к хаосу. Поди разберись, а он шарил – будь здоров. Мы с ним иной раз всю ночь спорили, да так бурно, что соседи начинали стучать мне в пол – в ихний, стало быть, потолок. А Филя – таракана моего Филей звали, я говорил уже? – Филя как раздухарится, так его и не остановить. Кричит – что ты мне там про Гунсунь Луна втюхиваешь, ты сначала разберись в школе Хуэй Ши, недоумок! Это он, значит, про хэ тун и пай, то бишь про школу соединения сходств и различий. А что тут непонятного-то? Ну, десять тезисов, Великий Космос, все дела, а он меня недоумком. Обидно, знаете ли. Мы с ним так из-за этого ссорились, что, бывало, по неделям не разговаривали вообще. Но я всегда первым сдавался, мне без него скучно было.

И вообще Филя, конечно, мировой парень, один недостаток у него (это если не считать страсти обзываться, но тут я его понимаю, в запале и не такое скажешь) – курил он. Много. Когда по соседям и приятелям своим старым стрелял, а чаще мне приходилось ему сигареты покупать. Дорого, конечно, но чего для друга не сделаешь, правда? Причем «Приму» он, зараза такая, не курил, брезговал. Ему, понимаешь, приличные сигареты нужны были, типа там «Давыдофф» какой. И вот как у нас начинаются философские споры, так в каморочке моей хоть топор вешай, такой дым коромыслом стоял. А соседи мои и этим были недовольны. Мало того, что мы с ним спорим до хрипоты – ну, и кричим, ясен пень, так еще, мол, и задымили весь дом. Грозились, что пожалуются хозяину каморочки, а то и в пожарную охрану. И вот как им объяснять, что сам-то я некурящий, а это все Филя, таракан мой задушевный – и орет, и курит? Я было попробовал, так на меня странно так посмотрели да и дверь свою быстро захлопнули.
Ну что с дураков взять? Я и забыл про них сразу.

И тут валяемся мы как-то с Филей на матраце, в кои-то веки у обоих настроение благодушное, спорить и ссориться неохота, он курит, я минералочку потягиваю, обсуждаем мирно тезисы школы отделения твердого от белого – ну, эти, вы знаете: «белая лошадь не есть лошадь», «твердый и белый камень суть два камня» и все такое. Смеемся чего-то – Филя, дурачок, предложил тряпки жечь, оказалось так прикольно. В общем, хорошо нам было. И тут в дверь как забарабанят! Филя чего-то заметался, пойду я, брателло, говорит, небось это твои соседи чокнутые примчались с пожарниками, заметут еще ненароком. Я его, конечно, прошу остаться, он согласился, но неохотно так.
Открываю я дверь, а там мама. Сюрприз! Правда, без хлопушек и шариков.Чтой-то ты, сыночек, на телефонные звонки не отвечаешь? А я и правда последние пару месяцев перестал трубку снимать – ну что она мне может нового-хорошего сказать? Все одна резина – работа, карьера, девушка, семья, дети. Надоело. Вот она и прискакала, значит, проверять, что с сыночком случилось.

Ничего, говорю мама, все у меня хорошо, телефон, наверное, сломался, а я и не заметил. А она на меня смотрит, прищурившись. Соседи, говорит, о тебе беспокоиться начали, чего это ты ночами кричишь? И курить еще начал, а ведь это нездорово, сыночек. Ну, я ее успокаиваю, конечно, знакомься, говорю, мама, это Филя, друг мой замечательный. Это он курит, а я вовсе нет, и спорим мы с ним ночами о китайской философии, а не просто так. И начал излагать ей основы трактата «Дао дэ Цзин». Мама у меня толковая, я говорил? Слушала очень внимательно, сразу вникла, вопросы даже какие-то задавала, причем не столько мне, сколько Филе – просекла, значит, фишку, кто тут по этим делам главный. Он ей все в доступной форме объясняет, а сам смолит и смолит, даже у меня глаза заслезились, хоть я вроде и привык уже. Мама мне и говорит – вижу я, сыночек, все у тебя и вправду хорошо, а пошли, мол, прогуляемся, я тебя тут в гости к одним свожу, давно хотела познакомить, да все недосуг было. Они как раз тоже в китайской философии здорово рубят, тебе с ними интересно будет поговорить.

О, говорю, круто, давай и Филю возьмем, че, он де спец поглавнее будет, чем я. Мама согласилась, конечно – я ж говорю, она толковая у меня, спасу нет. Пошли, короче, пришли к этим одним, дом у них странный маленько, стены зачем-то мягким обиты. О, просек! Чтобы соседям не шуметь, вот чего! Надо будет и мне у себя в каморочке так сделать. Главное, чтоб не пропалить эту обивку в пылу спора. А так они ничего, нормальные. С Филей очень уважительно поздоровались, и со мной за руку, в комнату пригласили, чаю налили, все как положено. Мне даже приятно стало, хотя я людей и не очень, особенно посторонних. Правда, напротив меня один такой сидел – фу. Тощий, грязный, бородища всклокоченная, зубы желтые, прокуренные, в обносках каких-то, а главное – дразнится. Ну просто каждый мой жест передразнивает, придурок. Я кружку ко рту – он тоже, я глаз почешу – он тоже. Я ему язык показал, так что вы думаете – и он мне, сучонок! Я уж взбеситься хотел, хорошо, Филя меня в бок толкнул, успокойся, мол, в каждом доме свои порядки. И то. Я и успокоился, все-таки здорово мне с ним повезло.

И пока мы с ним у этих погостить остались, временно. Так-то все ничего, и кровать у них тут вместо моего матраца, и жрать приносят, никуда ходить не надо, и таблеточки еще какие-то зачем-то, только Филе вот курить не дают, и стал он от меня уходить куда-то все чаще. Говорит, сигаретку стрельнуть, то, се, но пропадает все надольше, а возвращается все реже. Если он меня совсем бросит, не знаю, что буду делать. Меня-то эти никуда не выпускают, говорят, у них ключей мало, на всех не хватает, да я и не рвусь особо. Но решеточку на окошке на всякий случай расшатал. Если Фили долго не будет, придется идти его искать. Говорите, шестой этаж? Фигня. Моя каморочка и вовсе на восьмом, нормально.

This entry was originally posted at http://snake-elena.dreamwidth.org/1589578.html. Please comment there using OpenID. Ребята, идите уже все на Дрим!
Tags: fiction, рассказка
Subscribe

  • шепот во тьме

    Нашла старый рассказ (или сказку, не знаю даже), про который забыла напрочь вообще! Наткнулась в поисках совсем другого поста, долго пялилась…

  • О тщеславии

    Слаб и тщеславен человек. Может, и не всякий, но я точно. Еще осенью я прочитала у ya_exidna про конкурс в ЖЖ nikolaeva.…

  • Такая жизнь

    Это очень старый рассказ, я выкладывала его в ЖЖ семь лет назад, и только один человек из всех прочитавших, точнее, прокомментивших, заглянул в самую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • шепот во тьме

    Нашла старый рассказ (или сказку, не знаю даже), про который забыла напрочь вообще! Наткнулась в поисках совсем другого поста, долго пялилась…

  • О тщеславии

    Слаб и тщеславен человек. Может, и не всякий, но я точно. Еще осенью я прочитала у ya_exidna про конкурс в ЖЖ nikolaeva.…

  • Такая жизнь

    Это очень старый рассказ, я выкладывала его в ЖЖ семь лет назад, и только один человек из всех прочитавших, точнее, прокомментивших, заглянул в самую…