Змея (snake_elena) wrote,
Змея
snake_elena

Categories:
  • Mood:

Сказку новогоднюю просили?

Я понимаю, что сегодня в ЖЖ никого нет, все лихорадочно готовятся к Великой Завтрашней Ночи, но сказку все равно выложу, потому что она не про Рождество, а именно про Новый Год. Кто хочет, прочитает, кто не захочет, тому и не надо.
Имейте в виду, это, как всегда, розовые сопли. Суровые и серьезные, которые точно знают, что все это неправда и фальшивка и в жизни-так-не-бывает, под кат не идут:))
С наступающим! Удачных всем причесок и салатов!


Елка

-Нет, ну кой черт понес меня на эту галеру? Кому я что хотела доказать?
Аня наконец-то догадалась бросить елку и сесть на нее. Ноги гудели. Впрочем, они еще и замерзли. Нет, не замерзли – отмерзли. Отваливались уже.
Аня безнадежно посмотрела вокруг. Деревья, деревья, деревья… Елки, мать их так. Елочки. «В лесу родилась елочка, в лесу она росла». Пусть бы в лесу и оставалась. Спасибо тебе большое, Петр наш Первый великий. Кабы не ты, я бы не оказалась сегодня в этом диком лесу. Кажется, это Петр Первый ввел обычай встречать Новый Год с украшенными елочками? Впрочем, какая, к черту, разница, кто. Дурой оказалась все равно она, Аня. И как из этого выпутываться, совершенно непонятно.

А начиналось все, как водится, примитивно до банальности. Вечеринка, не очень трезвая разудалая компания, веселье, хохот и пари. Кому пришла в голову эта мысль, Аня не помнила, но тогда идея показалась очень привлекательной – поехать тридцать первого декабря в лес и срубить там елочку. Чья елка окажется самой красивой, тот и выиграл. Приз – бутылка шампанского. Все, конечно, начали орать, что остальные струсят, что никто не поедет, что шампанское можно прямо сейчас отдавать Кириллу, потому что у всех остальных кишка тонка. Кирилл стоял весь из себя такой томный и загадочный, делал вид, что елка уже у него в кармане (ха-ха, хотела бы Аня посмотреть, как он будет эдакую дурищу запихивать в карман с ее-то колючими лапами), а потом заявил:
-Девочки, ту, которая привезет самую красивую елку, я веду в любой ресторан и вообще целый вечер выполняю любой ее каприз!

Девчонки, дуры, завизжали от восторга. Ну как же – самый крутой парень во всей компании! Они западали на него толпами. Редкая девушка у них на курсе не строила Кириллу глазки и не пыталась ему понравиться, но он никого не выделял, ко всем относился ровно и по-дружески, и пары у него не было – это все знали. Именно эта загадочность, думала Аня, и привлекала к нему девушек. И на голубого не похож. Но у него были какие-то свои интересы, а может, он терпеливо дожидался той единственной и неповторимой. А тут такой шанс! Каждая, небось, тут же начала строить планы, как она будет Кирилла завлекать. В смысле – каждая, кроме Ани. Она не визжала и энтузиазма не проявляла – подумаешь, счастье какое неземное, сходить в ресторан за чужой счет. Как будто у нее своих кавалеров нет – да любой будет рад сводить ее куда угодно, только скажи.
Вот тут-то ее и поймали на крючок. И не на вечер с Кириллом, вовсе нет. На «слабо».
-Анька-то наша трусиха! – заорал кто-то из девчонок. – Смотрите, даже и не собирается в лес за елкой!
-Да сто лет мне не нужен ваш Кирилл, - слабо попыталась отбиться Аня.
-При чем тут Кирилл! – Теперь на нее обратили внимание все. – Боишься в лес за елкой съездить?

У Ани, девушки умной и трудолюбивой, было одно слабое место – она не терпела, если ее подозревали в трусости. Она с детства привыкла добиваться своего упорным трудом, не боялась никакой работы, могла заниматься по восемь-десять часов подряд, не отрываясь ни на отдых, ни на развлечения, но как только ей говорили «слабо», она забывала обо всем. Самолюбие било через край, и Аня начинала совершать глупости. Она и на кладбище ночью ходила, и перелезала с балкона на балкон на восьмом этаже вообще без страховки, и прыгала с обрыва в речку, и гладила чужого мастифа… Потом, конечно, ругала себя и клялась, что «больше никогда». Но потом опять кто-то говорил: «Боишься?», и Аня забывала о своих благих намерениях. Хорошо, что окружающие не подозревали об этой Аниной слабости, а то неизвестно, чем бы все в один прекрасный день могло завершиться.
Ну, а в этот раз ее все-таки поймали. И она презрительно воскликнула:
-Я-то съезжу и привезу, а вот на вас еще посмотрю. А с тобой, – повернулась она к Кириллу, - я никуда не пойду, и не надейся. Тоже мне герой-любовник.

И вот сегодня с утра она внимательно изучила расписание, села в электричку и поехала в лес. Станцию выбрала специально не очень далеко от города, чтобы успеть вернуться домой в первой половине дня. Мысль о том, что елку она до города не довезет, Аня постаралась задвинуть подальше. Совсем необязательно, что экологическая милиция заметит именно ее. Сегодня тридцать первое, народу на улицах пропасть, и очень многие покупают елки, дотянув до последнего дня. У милиции просто людей не хватит, чтобы проверить документы на каждую елку. А она, Аня, умеет и глазки строить, и улыбаться чарующе, так что ничего страшного.
Оделась она вдумчиво – брюки, пуховик, шерстяная шапочка, на ноги старые сапоги-дутики с шерстяным носком, так что и замерзнуть не должна. В небольшой аккуратный рюкзачок бросила маленький папин топорик и веревки, чтобы связать елку – не тащить же ее по улицам врастопырку? В общем, все, все продумала, кроме одного. Но кто ж мог предполагать, что так недалеко от родного города, большого и шумного, находятся настоящие дремучие леса? Аня никогда не была здесь летом, может, в этом все и дело. Впрочем, теперь-то можно сказать себе всю правду: она бы и летом тут моментально заблудилась. Хорошо ездить на дачу в большой компании и гулять в ближней березовой рощице, воображая себя в чаще лесной. А вот к тому, что она окажется в настоящей чаще, Аня готова не была. Она, коренная горожанка в неизвестно каком поколении, понятия не имела, как ориентироваться в лесу.

Хоть бы компас взяла, запоздало ругала себя девушка. Тогда бы представляла, в какой стороне находится станция. Господи, ведь тут везде села вокруг! И люди! А я заблудилась. Аня не выдержала и заплакала. Горько, по-настоящему – все равно никого нет, так что стыдиться нечего. Она бродила по лесу уже часов пять, страшно замерзла, устала и проголодалась. Елочку, блин, искала самую красивую. Пушистенькую и небольшую, чтобы удобней нести. Елочку-то нашла, а вот дорогу потеряла. Окончательно и бесповоротно. И что делать, Аня не представляла. Она смутно помнила из детских книг, что стороны света можно как-то определять по мху на стволах деревьев. Но во-первых, деревья до половины занесены снегом, а во-вторых, даже если она и узнает, что здесь север, а там юг (кстати, где мха-то больше – с северной стороны или с южной?), это ей ничего не даст, потому что с какой стороны станция, Аня тоже не знала. И мобильник здесь не берет, так что никому не позвонить и на помощь не позвать.

Уже смеркалось, на небе появились первые звезды. Аня встала и с ненавистью пнула красивую пушистую елочку. Это ж надо было оказаться такой идиоткой! Поперлась неизвестно куда, чтобы доказать что-то глупым однокурсникам. Они уже давным-давно забыли и про пари дурацкое, и про то, как подначивали самую умную студентку на курсе. Сейчас одеваются, красятся, прически делают… Потом соберутся все вместе, будут праздновать Новый Год, пить шампанское, есть всякие вкусности, а она, Аня, замерзнет тут, в несчастных пятидесяти километрах от родного города, сидя на красивой пушистой елочке, потому что побоялась показаться кому-то трусихой. Да не кому-то, а Кириллу. Уж сейчас можно честно себе признаться, что в лес она поехала только из-за него. Да, он ей нравился с первого курса, но из гордости она никогда этого не показывала. Противно было видеть, как девчонки виснут у него на шее, хотя у них и нет никаких шансов. Но еще противней было представлять себе, как она признается ему в своих чувствах, а он равнодушно отвернется. Вот тут-то она и умрет.
Нет, она умрет здесь, в этом лесу, причем сегодня, и довольно скоро. Ноги окоченели так, что Аня их вообще не чувствовала. Руки тоже. По лицу текли слезы и застывали противной ледяной коркой. Говорят, что замерзать не больно, и смерть эта не страшна, а приятна. Говорят, видишь себя в райских теплых местах и испытываешь настоящее блаженство. Уж лучше так, чем от старости или в параличе.
Аня снова опустилась на елку и зарыдала в голос. Умирать ей совершенно не хотелось, ни потом, ни тем более сейчас. Она еще толком и не пожила, и ничего не успела сделать, и маму жалко очень, и как же Кирииииииилл… Он так и не узнает, что именно из-за него Аня совершила такое безрассудство, что он виноват в ее смерти, пусть и косвенно.

И тут за деревьями послышался шорох. Слезы высохли мгновенно. Аня вскочила на ноги, с ужасом оглядываясь по сторонам. В такое время в таком месте ничего хорошего ждать не приходится. Это или маньяк какой-нибудь, или дикий зверь. Например, медведь-шатун. Но свою жизнь Аня продаст дорого, пусть и не надеется на легкую поживу!
Она перепугалась так, что совершенно забыла про топорик, лежавший в рюкзаке. Пометавшись дикими глазами, она наткнулась взглядом на связанную елку и схватила ее. Послужит, как палка, что ж теперь. Если повезет, выколет маньяку глаза, но уж по крайней мере, как следует надает ему по голове – елочка свеженькая, ствол гибкий и упругий, так что будет больно. Хорошо, что она связана – так бить удобнее. Или развязать быстренько? Нет, ветки будут мешать.
Аня поудобнее перехватила елку, забыв про заледеневшие руки, и тут увидела, как из-за деревьев прямо на нее молча несется, чуть похрипывая, огромный серый волчище. Девушка успела только прошептать:
-Мамочка! – и лишилась чувств.

***
-Аня! Анюта!
Чей-то тихий и смутно знакомый голос настойчиво звал ее, мешая спать.
-Ммм, - промычала Аня, цепляясь за сон. Почему-то ужасно не хотелось просыпаться, видно, она очень устала и не успела как следует отдохнуть, но голос продолжал настойчиво звать, и Аня не выдержала.
-Мама, - сказала она, не открывая глаз, - мне что-то такая ерунда снилась. Лес, елки, волки… Дай, я посплю еще немного, может, увижу что-нибудь поинтереснее.
-Жива! – обрадованно воскликнул знакомый, но явно не мамин голос.
-Ну а че? – хмуро отозвался второй, совершенно незнакомый хмурый мужчина. – Че с ней будет-то? Ну, замерзла маленько, сомлела со страху, а так девка молодая, здоровая, организм крепкий. Я ж тебе говорил.

Что за странные разговоры? Уже успевшая окончательно проснуться Аня открыла глаза и ничего не поняла. Она лежала не в своей любимой комнате, а в каком-то странном помещении с деревянными неоклеенными стенами и потолком. С балки над головой свисали пучки сухих трав, а прямо перед ней стоял, склонившись, Кирилл с встревоженным лицом.
Заболела, поняла Аня. Брежу. Температура, небось, под сорок, мама «скорую» вызвала, а это доктор.
-Мама! – слабо позвала она. В горле пересохло, и вместо слова получилось хриплое карканье. – Пить хочу, - жалобно попросила Аня.
-Сейчас, сейчас, - засуетился доктор с лицом Кирилла. – Сейчас, Анечка, вот. – И поднес к ее губам чашку. В рот полилось что-то вкусное, кисловатое. Аня выпила всю чашку и тут же сказала:
-Еще! – и, спохватившись, добавила: - Пожалуйста…
Выпив вторую чашку, она попыталась сесть и почувствовала, как кружится голова и болят ступни и кисти рук.
-Где я? - изумленно спросила Аня, оглядываясь. – И вообще – что происходит?

Она находилась в какой-то совершенно незнакомой комнате, которой больше всего подходило неизвестно из каких глубин памяти всплывшее название «изба», и лежала на чужой кровати, укрытая странным одеялом из разноцветных лоскутков. Прямо перед ней высился белый бок огромной печки – печки Аня до сих пор видела только на картинках – а рядом с печкой сидел огромный угрюмый мужик с черной окладистой бородищей.
-Ну, очуняла? – добродушно спросил он.
-Да что все это значит? – отчаянно воскликнула Аня.
-Ты что, девка, памяти лишилась, что ли? – недоуменно спросил бородатый мужик.
-Аня!
Она, поморщившись от головокружения, обернулась и увидела… Ну да, там действительно стоял Кирилл, самый настоящий, ей не померещилось.
-Я брежу, да? – беспомощно спросила Аня. – Где я? Откуда здесь ты? И кто этот… - она запнулась, не зная, как назвать бородача.
-Ты действительно ничего не помнишь? – Кирилл присел на край кровати.
-Ну, девка, счастлив твой Бог! – прогудел бородач. – И дружку своему спасибо скажи. Каб не он, замерзла бы ты насмерть в километре от моей избы.
-Кирилл! – взмолилась Аня, чуть не плача. – Да объясни же, наконец, в чем дело?
Он вздохнул.
-Ты поехала в лес за елкой, заблудилась и чуть не замерзла. Если бы не Митрич и не его Буран, не знаю, чем бы все закончилось.
-А что Митрич? – отмахнулся бородач. – Митрич бы из дома не вышел, каб не ты со своей назойливостью.

Этого Аня уже не услышала. События дня навалились на нее сразу, накрыв, как плотным одеялом. Она вспомнила идиотское пари, электричку, лес, елку, то, как она металась в поисках дороги на станцию… Вспомнила холод, ночь, колючие звезды на белесом небе и…
-Волк! – закричала она. – На меня кинулся волк, а дальше я ничего не помню! Это вы его застрелили, да? – повернулась она к бородачу по имени Митрич. – Спасибо вам огромное, вы спасли мне жизнь.
-Вот дуреха! – басом захохотал тот. – Застрелили, спасли жизнь! Вона кому спасибо-то говори. – И негромко свистнул.
Из-под стола вылез серый волчище. Аня судорожно вцепилась в руку Кирилла и пискнула. Волк застучал хвостом по полу и тихонько гавкнул.
-Так это… собака? – недоверчиво спросила Аня.
-Еще какая собака! – с гордостью ответил Митрич. – Он тебя и нашел, а то б мы с дружком твоим плутали до морковкина заговенья.
-Спасибо, - прошептала Аня, глядя на пса. Тот застучал хвостом еще сильнее и облизнулся.
-На-кось! – Митрич кинул ей большой кусок хлеба. – Угости спасателя своего. Рядом с таким никакая МЧС не сравнится.
Аня покосилась на пса.
-Не боись, - добродушно зарокотал Митрич. – Бураном его зовут. Что ж думаешь, он тебя спас, чтобы сожрать? Нет, он за тебя теперь любому глотку перегрызет.
-Буран, Буран, - дрожащим голоском позвала Аня и протянула хлеб. Пес важно подошел и на удивление деликатно взял кусок из ее руки. Проглотил его в один миг, лизнул Анину руку и снова гавкнул.
-Буранчик, - всхлипнула Аня, неожиданно для себя обхватила огромного, похожего на волка пса за шею и горько заплакала. Пес лизал ей лицо и тоненько подвывал.
-Ну, будет, будет, устроили тут концерт, - нарочито строгим голосом прикрикнул Митрич. – Ты лучше скажи, девка, как себя чувствуешь. Болит что?
-Ну, ступни, руки, голова кружится, - ответила Аня, оторвавшись от собаки и вытирая слезы ладонью. – А так вроде ничего.
-Ну, ноги-руки ты чуть не обморозила, однако не успела. Ладно, все пройдет. Ты молодая, на вас все быстро заживает. Главное, цела. Давайте-ка на стол накрывать, раз уж у меня гости такие незваные оказались.

Аня осторожно встала на ноги. Голова кружилась, но вполне терпимо. Кто-то надел на нее теплые серые носки, и ногам было жарко, как в валенках.
-Это из Бурановой шерсти, лечебные, стало быть, - пояснил Митрич, заметив, что она рассматривает свои ноги. – Так что он тебя и второй раз спасает.
-Кирилл, - робко окликнула Аня. – А ты-то как здесь?..
-Давай сначала на стол поможем собрать, а? – отозвался тот. - Новый Год вот-вот наступит. А уж потом все разговоры и объяснения.
Митрич непонятно откуда вытаскивал какие-то банки, миски и чугунки, Аня не успевала проследить, откуда все это появлялось.
-Как скатерть-самобранка! – не удержалась она, и бородач просиял.
-А то! Это ж лес, девка, а в лесу все сыщется. Какая там скатерть-самобранка! А уж супермаркеты ваши городские, это и вовсе против леса тьфу. Тут тебе и грибки, и ягодки, и зайчатина, ну, и с огорода своего овощи, тоже все – как это нынче говорится-то? Экологически чистое, во. Ну, шампаньского нет в лесу, не обессудьте, а самогоночки моей, чистой, как слеза, налью, налью, не пожалею, - гудел Митрич, выставляя на стол все новые и новые миски.
-А вы здесь…
-А лесник я здешний. И дед мой лесником был, и отец, и я вот теперь. Хорошо в лесу жить-то, не знаю, чего вы всё за города цепляетесь.

Аня машинально расставляла тарелки, раскладывала вилки и ложки и вдруг увидела у двери… елочку. Невысокую, красивую, пушистую, очень похожую на ту, что она так любовно выбрала в лесу, связала веревкой и собиралась презрительно бросить под ноги Кириллу. Ту самую, из-за которой она едва не замерзла насмерть.
-Это..?
-Твоя, твоя елка, - добродушно загудел бородатый лесник. – Ты ж в нее так вцепилась, что мы тебе еле руки разжали. До избы так и тащили тебя вместе с елкой. Пришлось вот развязать да и поставить. Чем она тебе так дорога-то?
Аня густо покраснела. Не признаваться же, что она хотела поразить Кирилла, ну, и утереть ему нос.
-Да так, - промямлила она. – Это просто глупость.
И ахнула в душе, увидев, что теперь побагровел Кирилл.
-Ну да, - задушенным голосом произнес он. – Только эта глупость едва не стоила тебе жизни.
-Так, - решительно сказала Аня, сев на лавку. – А теперь рассказывай, как ты здесь оказался?

-Ну… в общем… понимаешь… - заблеял Кирилл, и Аня почувствовала невыразимое удовольствие, видя, как этот уверенный в себе красавец мнется и не решается ей что-то объяснить.
-Не понимаю, - отрезала она. – Рассказывай.
-В общем, - решился вдруг Кирилл, и даже голос у него стал другим – твердым и спокойным, - мне не давало покоя это дурацкое пари. Понятно же, что больше никто из девчонок не рискнул бы поехать в лес за елкой, а вот на тебя это очень похоже. И я не выдержал, пришел к тебе домой и спросил родителей, где ты. А они ничего не знали.
-Не знали, - понурилась Аня. – Я им ничего не говорила. Мама бы меня не пустила.
-Ну и вот. И тогда я понял, что ты точно умотала в лес, и ужасно испугался. Все им рассказал, они впустили меня в твою комнату, - Аня сдавленно охнула, пытаясь вспомнить, в каком виде оставила комнату сегодня утром, - и я увидел на столе расписание электричек. Ну, а дальше дело техники. Посмотрел, что ты утром искала, обнаружил выделенную маркером строчку и приехал сюда. Сначала я тебя сам пытался найти, а потом понял, что это бессмысленно, и пошел за помощью к леснику.
-Ворвался, как сумасшедший! – с удовольствием встрял Митрич. – Орет – пропала, заблудилась! Я не пойму ничего, потом уж сообразил, говорю – где ж мы ее искать будем? А он мне кофту какую-то в нос тычет.
Кирилл опять покраснел.
-Мама твоя свитер дала, - пояснил он. – Чтоб надеть, когда я тебя найду. Ну, а Буран понюхал…
-Буран-то молодец, да, - опять вмешался Митрич. – Как кофту твою понюхал, так и побежал искать. Но вообще тебе, девка, повезло, что ты заблудилась рядом с моей избой. Мы тебя быстро отыскали, так что вот. Буран-то как побежит, а ты бух – и повалилась. Этот опять кричать – померла, мол, померла!
-Испугался, да, - буркнул Кирилл. – А кто бы не испугался? Ты побелела вся и упала, а елку из рук не выпускаешь.
-А как ты заплутала? – с интересом спросил Митрич. – И далеко ведь зашла – тут на километры вокруг жилья нет.
-Не знаю, - пожала плечами Аня. – Шла-шла, вот и зашла. Не умею я в лесу ориентироваться.
-А не умеешь – не суйся, - посуровел вдруг Митрич. – Хорошо, кавалер твой тревогу поднял, а то бы пропадай. Так ведь и замерзла бы, а что ты думаешь?
-Он… - начала было Аня, но тут Кирилл посмотрел на часы и воскликнул:
-Скорей за стол! Без пяти двенадцать! Митрич, у вас телевизор есть?
-Нету, - гулко захохотал лесник. – Я ж в глуши живу, чудик.
-А радио?
-Нету ничего. На стрелки смотри – вот тебе и Новый год.
Они подняли стопки с прозрачным самогоном и сосредоточенно уставились на стрелки на Кирилловых часах.
-С Новым Годом! – произнес Кирилл, когда секундная стрелка коснулась двенадцати.
-С Новым Годом, - басовито сказал Митрич.
-С Новым Годом и спасибо вам! – искренне произнесла Аня, приподнялась на цыпочки и чмокнула Митрича в бородатую щеку, а потом повернулась к Кириллу. – А тебе – особое спасибо, Кирюша. Я…
-Ань, - вдруг охрип Кирилл. – Я хочу сказать…
-Нет, - оборвала его Аня. – Это я хочу сказать, что я тебе очень, очень благодарна. Если бы не ты, я бы… - Она вдруг со всей ясностью осознала, чем мог бы кончиться для нее этот день, и слезы сами потекли по щекам. – Кирюша, я…

Неожиданно Кирилл обнял девушку и зашептал ей на ухо:
-Анечка, да ты не представляешь себе, что я пережил, когда понял, куда ты уехала. Если бы с тобой что-нибудь случилось, я бы руки на себя наложил.
Аня вскинула на него недоверчивые глаза, и он просто сказал:
-Аня, я тебя с первого дня в институте люблю. Вот как ты вошла в аудиторию, так я и понял – это моя девушка, и она должна стать моей женой.
-Так почему же ты…
-Ты гордая такая, независимая, все время надо мной посмеивалась, вот я и боялся к тебе подойти.
-Три года? – сердито бросила Аня.
-Не три, а два с половиной, - засмеялся Кирилл. – И я собирался в новогоднюю ночь тебе во всем признаться. Решил – как будет, так и будет, а молчать больше не могу. Вот и признался. Выйдешь за меня замуж?
-Выйду, - так же просто ответила Аня. – Я ведь только из-за тебя сюда поехала, хотела доказать, что я тебя достойна.
Она обняла Кирилла за шею, губы их встретились, Буран негромко заскулил, но Митрич цыкнул на него и поманил к двери.
-Пошли, Буран, поищем, вдруг еще кто-нибудь захотел признаться друг другу в любви в экстремальной обстановке? Думаешь, они одни такие ненормальные?

***
Свадьбу Аня и Кирилл играли у Митрича в лесничестве.

© Елена Максимова

This entry was originally posted at http://snake-elena.dreamwidth.org/1557989.html. Please comment there using OpenID. Ребята, идите уже все на Дрим!
Tags: сказка
Subscribe

  • Феи и единороги

    Старенькая новогодняя сказка, я и сама про нее забыла. -Надоело! – Принцесса топнула ногой, подумала немножко и швырнула в стенку хрустальный…

  • шепот во тьме

    Нашла старый рассказ (или сказку, не знаю даже), про который забыла напрочь вообще! Наткнулась в поисках совсем другого поста, долго пялилась…

  • Непринцесса на горошине

    Жил да был на свете один принц, и хотел он жениться. Может, не столько хотел, сколько пора было, все-таки у каждого принца полно обязательств перед…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Феи и единороги

    Старенькая новогодняя сказка, я и сама про нее забыла. -Надоело! – Принцесса топнула ногой, подумала немножко и швырнула в стенку хрустальный…

  • шепот во тьме

    Нашла старый рассказ (или сказку, не знаю даже), про который забыла напрочь вообще! Наткнулась в поисках совсем другого поста, долго пялилась…

  • Непринцесса на горошине

    Жил да был на свете один принц, и хотел он жениться. Может, не столько хотел, сколько пора было, все-таки у каждого принца полно обязательств перед…