December 24th, 2015

Рынджер

Дорогие мои котики

Тут у нас, понимаете ли, внезапно Брунгильда испортилась. Хорошо так поломалась, качественно. Перестала жрать, зато отлично блевала, сначала остатками корма, потом просто пеной, начала стремительно худеть, сделалась скушная, все лежала (я бы тоже лежала, на голодный-то желудок), и мы впали в панику, что естественно. Потащили ее к нашему вету, типо в клинику... Ладно, говорят, нынче в сети материться нельзя, так что я промолчу. Там выдали гениальный совет "подавать ей альмагель перед едой". Альмагель этот она тоже прекрасно выблевывала, и в понедельник ребенок Дарья с г-ном К. потащили ее туда во второй раз, сдавать анализы крови. Вечером по телефону нам уверенно сообщили, что по анализам она абсолютна здорова, и на этом умыли руки.
Мы чего только не думали, решили, что это может быть волосяной комок или, не дай Баст, и вовсе непроходимость кишечника, потому что никак не могли застать эту дурищу на лотке, а влитое в нее вазелиновое масло вытекло только спереди, а сзади ни капли. Мы, кстати, до сих пор в недоумении, это первая кошка с такой специфической особенностью. Замечу вскользь, что УЗИ в нашей, извините, клинике делать тоже отказались, мотивируя тем, что там все равно ничего видно не будет, идите в человеческую больницу и договаривайтесь о контрастном рентгене. Если кто не помнит, я напомню - Брунгильда ОРЕТ. Именно так, капслоком, как будто с нее живьем сдирают шкуру. Я, правда, в больницу приехала, и милая дама-рентгенолог любезно согласилась помочь, но когда услышала про ОРЕТ, сразу сникла, поскольку работу терять не хочет, и я ее понимаю. А потеряла бы как пить дать.

Короче, вчера мы с ребенком Дарьей сгребли эту красотку в переноску и помчались в Минск. Я не буду описывать двухчасовую дорогу, тем более что где-то к середине кошка все-таки слегка успокоилась (или вымоталась), и стало чуть полегче. Потом еще полчаса метро - совершенно ужасно. В клинику мы приехали с почти обезумевшей кошкой, и атмосфера там, сами понимаете, не располагает. Зато доктор нам попался изумительный, вот бы человеческие такие были. Кошку всяко общупал, осмотрел, взял анализы, а на нашу просьбу про рентген сказал (внимание!):
-Начинать нужно всегда с УЗИ.
И начал. Брюня дорого расставалась с шерстью на пузе и своей честью, мы держали ее втроем с чудесной минской френдессой kazka, которая нас встретила и всячески сопровождала, поддерживала и помогала. Правда, доктор постоянно сообщал, что она ведет себя просто исключительно хорошо и страшная молодец (не френдесса, Брюня, если кто не понял:)).
Потом она лежала под капельницей целых два часа, потом ей делали рентген, но без контраста и только чтобы успокоить заполошных нас. Потом ее кололи и подробно рассказывали нам, что с ней и как это чинить. Ну, сказать по правде, ничего особенного с ней и не случилось, непонятно, чего она выдала такую реакцию. Ну, небольшой гастрит, как написано в заключении - "признаки гастрита".

Сколько заплатили - не скажу, мне самой страшно. Плюс пришлось покупать лекарства и - в данном повествовании это важно - лечебный корм. Роял Канин интестинал, кто понимает. Влажный, потому что когда-то мы кормили им болящего Томслу, он все время кричал, что ему мало, а остальные томились под дверью кухни и требовали делиться. 14 пакетиков, как с куста.
Обратная дорога, и в половине двенадцатого ночи мы уже были дома. Честно скажу, никакие. Полумертвые от усталости, как физической, так и моральной, все же день в клинике со страдающими животными - это не увеселительная прогулка. Брюня потребовала жрать, но доктор не велел, и ей пришлось терпеть до утра.

А сегодня. Утром. Я вскочила. Пораньше. Чтобы накормить. Бедную. Больную. Кошечку. А эта. Сволочь. Наотрез. Отказалась. От дорогущего корма. Купленного специально для нее. И сказала, что будет есть только свое привычное и вместе со всеми. Пока я плясала вокруг нее с бубном и умоляла "хоть капельку", остальные четверо целеустремленно выламывали дверь в кухню, чтобы припасть и насладиться. Хорошо, что дверь там некрасивая, но прочная, а то как пить дать выломали бы.

Созвонилась с доктором - не по собственной инициативе, а потому что он вчера настоятельно советовал. Он повздыхал, предложил поискать то же самое в сухарях, а если не найду, кормить пропланом, как всегда, только по чуть-чуть, и наблюдать. После десяти сухарей Брунгильда очень оживилась, повеселела и начала скакать и радоваться жизни. И, слава Баст, не сблевала.
Я сбегала в город, купила недостающие лекарства и немножко еды людям (на оставшиеся после лечения Брюнечки деньги, Новый Год отменяется) и - тададам! - нашла в одном месте последнюю упаковку лечебных сухарей. Шла домой и обещала себе, что если она и их жрать не станет, удушу своими руками. Хотя жалко, конечно, уже потраченных денег и сил.

В общем, до сухарей она снизошла. Очень недовольно, но тем не менее. Все счастливы, танцуют и поют, кроме обделенной четверки, им так и не дали насладиться влажным кормом. Что делать с оставшимися тринадцатью пакетиками, ума не приложу.

Дорогие, блин, ну очень дорогие мои котики. Главное, чтоб и дальше были здоровыми, правда?

This entry was originally posted at http://snake-elena.dreamwidth.org/1706406.html. Please comment there using OpenID. Ребята, идите уже все на Дрим!