Змея (snake_elena) wrote,
Змея
snake_elena

  • Mood:

Кот под Новый Год

-Ну и пожалуйста! – думал Федот, забившись в щель между пуфиком и обувным шкафом и сердито насупившись. – Ну и ладно! Елочки-иголочки, шарики-фонарики… Шарики вам главнее меня? Ну и все. Пусть вам эти шарики песни поют и согревают вас по ночам. А с меня хватит! Не умеете любить и беречь, и все. Уйду я от вас.
Федот был котом крупным, сытым и красивым, с густой темно-серой шерстью в полосочку ( в кошачьем паспорте это красиво называлось «окрас табби»). А еще он был котом ласковым и мурчливым. И очень любознательным. Вот любознательность-то его и подвела. Когда двуногие притащили домой колючее недоразумение, называвшееся «елочкой», и вытащили с антресолей большую коробку с яркими шарами и другими красивыми игрушками, Федот не удержался и сунул в коробку сначала нос, а потом и лапу. Он просто хотел посмотреть, больше ничего! Кто ж знал, что эти шарики такие хрупкие? Шарик смешно покатился по полу, Федот прижал его лапой, чтоб тот никуда не убежал, и страшно удивился – и даже испугался – когда под лапой вместо переливающегося шара оказались блескучие осколки. Двуногие закричали, заахали, хозяйка схватила веник и шлепнула Федота по пушистой попе. Не больно, но ужасно обидно и унизительно. Федот зашипел, убежал в коридор, и теперь сидел там, надувшись, и обдумывал планы страшной мести.

Бесстыжие двуногие, как ни в чем не бывало, разговаривали, смеялись и продолжали наряжать свою дурацкую елочку, и никто! Никто! Не вышел и не пожалел Федота. Даже не посмотрели, где он прячется и о чем думает.
-А если бы я заболел? – упивался своей обидой Федот. – Вот если бы я уже тут лежал при смерти, да? Холодный, голодный, несчастный… И никому, выходит, дела нет? А я-то… А они…
Тут в дверь позвонили. План созрел мгновенно. Федот напрягся и пополз к двери, старательно прячась под пуфиком. Как только ее отворили и на пороге появились двое посторонних (у двуногих это называлось «гости»; Федот не одобрял их приходы, потому что гости нарушали установленный в доме порядок, хватали его поперек пуза и очень громко разговаривали, но к его мнению никогда не прислушивались – еще один камешек в копилку с обидами)… Да, как только дверь отворили, Федот стрелой промчался между несколькими парами ног и выскочил на лестницу. Никто ничего не заметил. Первая часть плана оказалась реализована быстро и без потерь.

-Вот вы у меня теперь поплачете, - бормотал Федот, спускаясь с лестницы. – Вот вы теперь поймете, что такое Кот в доме и как без него плохо жить. Вот я на вас посмотрю тогда!
Как он будет на них смотреть, если сбежал из дома, Федот не думал. Пока ему было не до этого – следовало как-то выбраться на улицу.
Вообще-то что такое «улица», Федот не знал. Его принесли в этот дом год назад маленьким пушистым котенком и ни на какую улицу ни разу не выпускали, но запахи-то, запахи куда девать? От двуногих, возвращавшихся по вечерам домой, вкусно и соблазнительно пахло свежестью, другими незнакомыми котами и кошками, едой и много чем еще, но Федот даже не представлял, что это такое может быть, потому что его жизнь ограничивалась запахами и предметами домашними. Вот, кстати, и еще один повод для обиды! Как сами – так ходят, а как Федота – так взаперти держат. И еще тетку такую противную приглашают. Она его мнет, сует в попу холодную скользкую штучку, колет иголками и вливает в него какую-то бяку, «прививка» называется. Говорят, чтоб он рос здоровым.
-Будешь тут здоровым, - бурчал Федот, сам себя распаляя. – Иголками затычут, таблеток своих горьких в рот напихают, а потом подлизываются, «Федотик, Федотик, хороший котик…» Пусть бы сами прививки и таблетки, а мне не надо, я не просил.

Он спустился вниз и недоуменно остановился перед еще одной дверью, запертой. Толкнул лапой, но дверь открываться не хотела. Ну вот, пожалуйста, все против него, даже двери! Не возвращаться же теперь обратно? Федот немного подумал. Чтобы думалось лучше, поскреб задней лапой за ухом – это всегда помогало ему сосредоточиться, но хозяйка почему-то не разрешала так делать. И вспомнил! Двуногие часто смотрели кино, в котором какой-то странный дядька с наверченным на голову шарфом говорил «сим-сим, откройся», и перед ним открывалась плотная и тяжелая дверь. Федот пристально уставился на тяжелую железную, неприятно пахнувшую дверь, и начал про себя повторять:
-Сим-сим, откройся. Сим-сим, откройся.

Внезапно что-то запищало, и дверь медленно начала открываться.
-Мяу! Сработало! – восторженно закричал Федот и кинулся в щель, прямо под ноги незнакомому двуногому. Тот споткнулся, грубо выкрикнул какие-то совсем незнакомые Федоту слова и злобно пнул кота. Бедный Федот громко завизжал от боли и кубарем полетел в белую холодную субстанцию. Он сразу замерз, шкурка промокла, шерсть повисла противными некрасивыми сосульками… Было очень больно и ужасно обидно. Что он сделал тому двуногому? Всего-то и хотел, чтобы дверь открылась, и он, Федот, смог выбраться на улицу. Он сам, сам наколдовал, а этот… Федота никогда в жизни не били и не пинали, он и не представлял себе, что можно вот так жестоко обращаться с котами. Может, и не нужна ему эта улица? Может, на ней ничего хорошего и нет?
Федот сидел, нахохлившись, и пытался собраться с мыслями, но у него ничего не получалось. От обиды на злого двуногого очень хотелось громко замяукать. Кроме того, было холодно и мокро.
-Это все они, они, - угрюмо думал Федот. – Если бы не этот ихний дурацкий шарик, сидел бы я сейчас дома, лежал бы в своем замечательно теплом домике и смотрел, как они украшают эту… елочку.
Сердитые мысли заново растревожили обиду на хозяйку, ни за что шлепнувшую его веником, и Федоту уже казалось, что его просто-напросто выгнали из дома, променяв на блестящий шарик, а он теперь вынужден сидеть тут один-одинешенек. И уже кушать очень хочется.

Кот вздохнул, встал и побрел куда глаза глядят.
Хотелось есть, пить и спать. Хотелось согреться, лечь на мягкие колени хозяйки и ласково помурлыкать, а ему чтоб чесали за ушком и пузико и говорили всякие смешные слова.
-Вот найду себе другой дом и других хозяев, - думал Федот. – Они будут меня кормить и любить, а вы там сидите со своей елкой, обнимайтесь с ней.
-Ты кто такой? – зашипело вдруг со всех сторон. Федот испуганно оглянулся. Его обступили чужие худющие и грязные коты. Глаза у них горели, уши стояли торчком, хвосты распушились.
-Я Федот, - с трудом выдавил он.
-А что ты делаешшшшшшшь на нашей улице? – шипели коты. – К нашей помойке подбираешшшшься?
-Не знаю я никакой помойки! – испуганно пискнул Федот. – Это что такое вообще?
-Прикидываешшшшшься! – шипели коты. – Шалишшшшшшь, ничего у тебя не получитссссся! Откуда ты такой гладкий взялся?
-Меня из дома выгнали, - вздохнул Федот, к этому моменту окончательно поверивший в то, что не сам сбежал, а его просто бессовестно выгнали за какой-то несчастный шарик. И так ему стало себя жалко, что он не выдержал и начал тихонечко подвывать.

-Да ладно, не хнычь! – сказала молодая кошечка. Видимо, когда-то она была белой и очень пушистой, но теперь шерстка ее посерела и свалялась, а сама кошечка сильно исхудала. Но желтые глаза горели на ее лице по-прежнему ярко. – Меня тоже выгнали, но я же не пропала. И ты не пропадешь, научишься постепенно выживать. Только к нашим помойкам не лезь, нам самим мало. Иди куда-нибудь в другое место.
-А за что тебя выгнали? – сразу заинтересовался Федот. – И что такое помойка? Почему к ней нельзя лезть и зачем я должен туда лезть?
-Ишь, сколько вопросов сразу! – ехидно ответила кошка. – Помойка – это такое место, где иногда можно найти еду. Не очень вкусную и не очень свежую, но хоть с голоду не помрешь. Жаль только, ее там все меньше и меньше.

-Еду? – встрепенулся Федот. – Я очень, очень проголодался. Пожалуйста, покажи мне вашу помойку! Ну пожалуйста!
-Ну ты и наглец! – протянула кошечка, оценивающе оглядев Федота. – Ладно, пойдем, так и быть. А то помрешь в первый же день и будешь мне потом являться во сне. Бррр. Но учти, это только один раз, а потом ищи себе другое место, понял?
-Понял, - покорно кивнул головой Федот, направляясь вслед за кошечкой. – Слушай, так за что тебя выгнали? У тебя были хорошие двуногие?
-Ну какие же они хорошие, если могли выкинуть из дома? – печально отозвалась кошечка. - Сначала кормили и молоко давали, и спать разрешали на коврике в прихожей. А потом я зашла в комнату и прыгнула на диван. Ой, как хозяин на меня кричал! Как сильно побил! У меня потом долго бока болели, наверное, он мне ребра сломал.
-Тебе что, не разрешали заходить в комнату? – не поверил Федот.
-Конечно, нет, где ж это видано, чтобы коты по комнатам расхаживали? Мы ведь можем что-нибудь разбить или что-нибудь порвать. Лоток стоял в туалете, а миска с рыбой – в коридоре. А коврик лежал у входа, вот на нем я и спала. Нет, у меня были хорошие хозяева, - мечтательно произнесла кошечка, - я сама виновата. Зачем полезла, куда не велено?

Федот даже про голод забыл от негодования и резко остановился.
-Да ты что? – закричал он. – И тебя выгнали только за то, что ты один раз залезла на диван?
-Ну да, - кивнула кошечка. – Не послушалась – вот и выгнали. Правда, бил он меня, конечно, напрасно, я бы и так ушла.
Федот плюхнулся пушистой попой в белое и холодное, подскочил и громко взвыл.
-Да что ж это за штука такая мокрая?
-Ну ты смешной, - развеселилась кошечка. – Снег это. Что, не видел никогда?
-Нет, - помотал головой Федот. – Я сегодня в первый раз в жизни на улицу вышел.
-Ой-ё-ёй, - расстроилась кошечка. – Пропадешь ты, вот что. Домашние коты у нас долго не живут. А за что тебя-то выгнали, кстати?
Федот повесил голову.
-Никто меня не выгонял, - признался он. – Я сам ушел. Обиделся на них и ушел.
-Обижали? – понимающе взглянула кошечка.
-Ну… нет, - честно сказал Федот. – Меня сегодня веником шлепнули, потому что я шарик разбил. Для этой, как ее… для елки. А я обиделся и ушел. Хотел других хозяев найти, чтобы без елок и без веника.

Теперь остановилась кошечка.
-И ты из-за такой ерунды из дома ушел? – ахнула она. – Может, тебя не кормили? – с надеждой добавила кошечка.
-Ну как это не кормили! – вознегодовал Федот. – У меня всегда стоит миска с сухариками, и другая – с водой, и мясо раз в неделю дают, правда, понемногу.
-Ты что ли дурак? – спросила кошечка. – Кто ж из такого дома уходит? А где ты спал, а что тебе делать не разрешали?
-Спал я в специальном кошачьем домике.
-Как это? – не поняла кошечка.
-Ну, такой… домик, в нем мягко, а еще есть столбики, чтобы лазить, и такие площадки, чтоб сидеть. И мне все-все разрешали, - упавшим голосом докончил Федот. – И на диване, и в кровати с хозяйкой, и на коленях, и на кресле, и игрушки давали всякие. Я только не любил тетку с иголками и прививками, от нее всегда больными животными пахнет.
-Ну и ну. – Похоже, все это так потрясло кошечку, что она не могла тронуться с места. – Или ты врешь, или у тебя совсем нет мозгов. Кстати, как тебя зовут?
-Федот. А тебя?
-А меня просто Мурка, - вздохнула кошечка. – Мне очень нравится твое имя. Слушай, Федот, может, ты вернешься домой, а? Может, тебя еще пустят обратно? Ведь ты у нас не выживешь. У нас холодно, голодно, ночевать негде, двуногие нас гоняют, дети обижают, привязывают банки к хвостам. И собаки еще эти…
-Какие собаки? – не понял Федот. – Это кто такие?
-Это очень страшные звери. Они кошек ненавидят и всегда за нами гоняются. Пушинку загнали на дерево, она сама слезть не смогла и через три дня упала и разбилась. А многих и вовсе разорвали на кусочки. Мы их больше всего боимся. Они тоже всегда голодные, но они сильнее нас, и зубы у них больше. Нет от собак спасения. На улице вообще плохо жить. И страшно.

Они дошли до больших ящиков, из которых очень плохо пахло.
-Угощайся, - махнула лапой Мурка. – Сегодня тебе можно, так и быть. А вообще-то вернулся бы ты к своим хозяевам, а, Федот? Может, пустят обратно, ничего? Только накажут немножко и все.
-Никто меня не накажет! – возмутился Федот, прикрывая хвостом нос – очень уж противно воняло из помойки.
-Ну и возвращайся, - велела Мурка. – Нечего по улицам бегать! Погибнуть хочешь, да?
-Мурка, а давай, ты пойдешь со мной? Только я не знаю, куда идти, - стыдливо признался Федот. – Меня какой-то злой дяденька пнул ногой, я и полетел, а теперь свою дверь не помню.
-Куда это с тобой? – с подозрением спросила Мурка.
-Ну, со мной, к моим двуногим. Мы поищем дверь и обязательно найдем! Они обрадуются.
-Ага, обрадуются они, - фыркнула Мурка и даже зашипела негромко. – Ботинком по ребрам мне обрадуются. Знаю я их, двуногих!
-Да нет же, нет! – настаивал Федот. – Они добрые и хорошие, и меня любят, а значит, и тебя полюбят, что им, трудно, что ли? Пошли искать мою дверь?
-Ты же хотел есть, - удивилась Мурка. – Вот помойка, ешь, пока остальные коты добрые и разрешают.
-Я не могу, - с трудом произнес Федот. – Оттуда так воняет! Это нельзя есть.
-Да, у многих потом болят животы, а некоторые вообще умирают, - грустно согласилась Мурка. – Но что поделаешь, без еды мы долго не протянем.
-Пойдем, пойдем отсюда, - заторопился Федот. – Пойдем искать мою дверь и моих двуногих!

Они едва успели отойти от помоечных ящиков, как раздался оглушительный рев. Федот испуганно заозирался, а Мурка взвизгнула:
-Скорее! Удираем! Это собаки!
Но удрать не получилось. Большие, очень громкие животные на четырех лапах, с хвостами, уже неслись на них, оскалив пасти с очень острыми зубами, и громко…
-Это называется «лаять»! – успела крикнуть Мурка, принимая боевую стойку – распушив хвост и выгнув спину. – Давай! Придется драться! Может, обоих и не загрызут!
Загрызут? Федот, теплый, ласковый домашний котик пришел в ужас. Эти страшные звери загрызут маленькую добрую Мурку, которая не сделала никому ничего плохого и даже готова была поделиться с ним своим куском плохой испорченной еды? Эту тощую кошку, не видевшую в своей жизни ничего хорошего? Ее выгнали из дома за то, что она осмелилась запрыгнуть на хозяйский диван, ее кормили рыбой, а ведь котам рыба вредна, Федот это слышал много раз, когда разговаривали хозяйка и тетенька в зеленом халате, делавшая ему прививки. Бедная кошка голодает, живет на улице и должна погибнуть, так никакой радости и не узнав? Не будет этого! Он, Федот, не позволит!

И теплый ласковый домашний котик Федот тоже выгнул спину, распушил хвост и страшно зарычал. Он и сам не знал, что умеет так рычать и шипеть. Он встал перед Муркой, заслонив ее собой, и прошипел, глядя горящими глазами на собак:
-Ну, кто первый! Мурку тронуть не дам!
Собаки злобно лаяли, но первыми напасть не решались. Федот выглядел просто устрашающе – огромный меховой клубок с распушенным хвостом и красными от гнева глазами. Наконец одна из них, самая храбрая, гавкнула особенно визгливо и кинулась на Федота.
Драка была отчаянной, жестокой, но короткой. Федот сражался, как лев. Он рвал собак своими острыми стальными когтищами, вцеплялся в них зубами, но силы его быстро иссякали. Рядом визжала Мурка, тоже не желавшая сдаваться без боя. Чувствуя, что собаки его одолевают, Федот вдруг услышал откуда-то издалека такие знакомые и родные голоса:
-Федооооот! Федотик! Где ты, маленький? Отзовись!
Он замяукал из последних сил:
-Здесь! Я здесь! Спасите нас!

И тут же увидел своих двуногих. Они мчались ему на помощь, все вместе – и хозяйка, и хозяин, и их котята, мальчик и девочка. Хозяин подбежал первым и быстро раскидал собак. Хозяйка опустилась на колени, подхватила Федота на руки и, плача, начала его ощупывать.
-Они тебя ранили, маленький мой! Везде кровь! Скорее, скорее пошли домой, мы сейчас же вызовем ветеринара, она тебя вылечит.
-Мам, тут еще кошка раненая лежит! – воскликнула девочка. – Ей тоже плохо!
-Бери, бери и кошку, доченька, и скорее домой.
Хозяйка несла Федота и причитала:
-Дурачок! Зачем же ты сбежал, малыш? Обиделся на меня, да? Я больше не буду. Подумаешь, какой-то дурацкий елочный шар. Лишь бы с тобой все было в порядке, котик мой. Пожалуйста, не убегай больше никуда.

***
Через неделю Федот и Мурка сидели под украшенной елкой и любовались блестящими игрушками. Мурка оказалась необыкновенно красивой кошкой – белоснежной, тщательно расчесанная шерсть струилась чуть не до пола, она уже начала поправляться и теперь не выглядела тощей. Раны, нанесенные собаками, были, к счастью, не такими и страшными – хозяева подоспели вовремя, и коты уже почти поправились.
-Федот! Снежинка! Смотрите мне, без хулиганства! – погрозила пальцем заглянувшая в комнату хозяйка.
-Мне нравится мое новое имя, - шепнула Федоту бывшая Мурка. – Гораздо красивее, чем старое, правда?
-Правда. – Федот не отрывал взгляда от особенного нарядного шарика. Лапа так и тянулась к нему.
-А ну прекрати! – зашипела Мурка-Снежинка, толкнув его в бок. – Забыл, чем это кончилось в прошлый раз? Тебе что, игрушек не хватает? И вообще, пойдем перекусим, а? Что-то я уже проголодалась. Может, нам на кухне мяска дадут?
-Очень уж быстро ты освоилась, - проворчал Федот, опуская лапу. Конечно, Мурка была права. Как вспомнишь тот побег на улицу, так и подумаешь – а стоит ли рисковать? Но женщин нужно держать в строгости, а то живо на шею сядут и буду только хвостиком помахивать.
-С Новым Годом, котейки! – весело сказала хозяйка и поставила перед ними две миски с замечательно вкусной говядиной.
Жизнь снова была прекрасной.

© Елена Максимова

вторая часть тут
Tags: кошаки, сказка
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments