Змея (snake_elena) wrote,
Змея
snake_elena

  • Mood:

Да, мама.

Как надрывается телефон, она услышала еще на лестнице. Он вопил совершенно истерически, с надрывом, и Рита обреченно поняла, что это звонит мама. Ноги сами ускорили шаг, и Рита успела пробежать два пролета вверх прежде, чем усилием воли заставила себя остановиться.
-Ну нет, так не пойдет, - вслух произнесла она, вцепившись в перила. - Решила уже все, так чего ж я опять-то?
И стала подниматься дальше, но теперь нарочито медленно, аккуратно ставя ноги на ступеньки и зачем-то считая каждый звонок.
Раз.
Мама, мама, сколько же можно контролировать каждый мой шаг? Я уже давно большая девочка, да нет, какая там девочка - взрослая женщина, мне уже тридцать четыре года, у меня своя жизнь, и я хочу прожить ее сама, не по твоей указке.
Два.
Моей дочери четырнадцать лет, у меня хорошая работа, меня уважают все сослуживцы.
Три.
Я начальник отдела, у меня в подчинении двадцать пять человек, и они считаются с моим мнением и моими решениями.
Четыре.
Мне не десять лет и даже не пятнадцать, почему я должна отчитываться перед тобой за каждый поступок?
Пять.
Меня только за последние восемь месяцев пять раз премировали за новые разработки. Я за год зарабатываю столько, сколько ты за всю свою жизнь не заработала, я полностью обеспечиваю и себя, и дочь, да еще и тебе деньгами помогаю.
Шесть.
Любой нормальный человек уже давно положил бы трубку, поняв, что меня нет дома, но ты будешь звонить и звонить.
Семь.
Странно, почему до сих пор соседи не повыскакивали из своих квартир на эти истошные телефонные вопли…
Восемь.
Неужели я не имею права пойти к кому-то в гости, предварительно не сообщив об этом тебе?
Девять.
Да иду я, иду, успокойся ты, в самом деле! Прошли те времена, когда за пять минут опоздания ты устраивала мне нагоняй. Хватит уже, мама, отпусти меня, не души своей любовью и опекой!
Десять.
Рита вставила ключ в замочную скважину и повернула его раз и другой, медленно открыла дверь в квартиру и шагнула за порог.
Одиннадцать.
Ей казалось, что она движется, как в замедленной съемке, еле-еле передвигая руками и ногами. Закрыла дверь, расстегнула пальто, сняла его, повесила в шкаф…
Двенадцать.
Нет, она не успокоится. Нужно снять трубку, иначе через полчаса здесь будет и милиция, и МЧС.
Тринадцать.
Где эта чертова трубка?
Четырнадцать.
Рита нажала на кнопку.
-Алло, - устало произнесла она.
-Риточка! - воскликнул дрожащий мамин голос. - Что случилось, доченька?
-Ничего не случилось, мама, - ответила Рита, стараясь взять себя в руки.
-Так почему же ты так долго не отвечала? Я так волновалась, уже хотела ехать к тебе и вызывать милицию, чтобы взломать дверь!
-Какая милиция, мама? Зачем взламывать мою дверь?
-Ну как же, деточка! Я звоню-звоню, а никто не берет трубку. Я тут чуть с ума не сошла, все думала, что с вами что-то случилось. Вдруг вы отравились газом, или маньяк какой-нибудь на вас напал!
-Мама, ну какой маньяк? Я только что вернулась домой, поэтому раньше ответить ну никак не могла.
-То есть как это "только что вернулась"? - мамин голос мгновенно посуровел, и дрожащие нотки из него исчезли. - Времени почти восемь!
-Ну и что? - Рита сильнее сжала трубку. Пальцы у нее тряслись.
-Как это что? - Все, вернулись привычные командные интонации, и внутри у Риты все сжалось. Она ссутулилась и почувствовала, как начинает чесаться шея. - Твой рабочий день заканчивается в половине пятого! Где ты ходила столько времени, я не понимаю?!
-Я зашла к подруге. - Рита с трудом удерживалась от того, чтобы не заговорить виноватым тоном.
-К какой подруге? - подозрительно спросила мама.
-Ты ее не знаешь.
-Что значит "не знаю"? Что это еще у тебя за подруги такие появились, с которыми стыдно знакомить мать? Очередная шалава?
-Мама, зачем ты такое говоришь? - возмутилась Рита. - Как можно называть незнакомого тебе человека "шалавой"? Прекрасная женщина, моя коллега. И потом, почему "очередная"? Можно подумать, у меня в друзьях только непорядочные люди.
-Так. С этой твоей коллегой я потом разберусь, и с остальными друзьями тоже - отрезала мама. - Ты, значит, шляешься по гостям, мать тут с ума сходит, а где твоя дочь? Она тоже "у коллеги"? - едко спросила она.
-Нет, не у коллеги. Алена пошла на день рождения к однокласснице.
-Об этом мне тоже забыли сообщить? - ехидно уточнила мама. - Или не сочли нужным?
-Мама, ну при чем тут "забыли" или не "сочли нужным"? - все еще пыталась сопротивляться Рита. - Ну, пошла девочка на день рожденья, и что? Я должна была тебе об этом доложить?
-С этим мы тоже потом разберемся. А пока быстро отвечай - что за одноклассница? Где она живет? Ты знаешь ее семью?
-Да, знаю. Славная девочка, и живут они недалеко от нас. С чем тут разбираться-то?
-Во сколько Алена вернется?
-Часов в девять, я думаю.
-Что значит - "я думаю"? Ты вообще соображаешь, что говоришь? Отпустила ребенка невесть куда, во сколько он придет домой, не знаешь, про семью ничего не знаешь! Мало ли, что там может произойти, на этом дне рождения! Знаю я, какие случаи бывают! Ты хотя бы их номер телефона удосужилась выяснить?
-Мама, зачем мне их номер телефона? Алена взяла с собой мобильник, так что я не вижу никаких проблем. И вообще, зачем ты накручиваешь и себя, и меня? Что с ней может случиться? Все дети ходят друг к другу в гости, и ни с кем ничего не случается. Почему Алена должна стать исключением?
-Ты что, телевизор не смотришь и газет не читаешь? - мамин голос взвинтился до крика. - Тебе что, на собственную дочь наплевать?! Маньяки, насильники, грабители, убийцы! Да ими сейчас все улицы кишат, а ты так спокойно об этом говоришь! А ты знаешь, что у Алены мобильник отключен? Может быть, с ней уже что-нибудь случилось, пока ты там со своими коллегами не знаю что пьешь!
-Мы пили чай, мама. И на месте Алены я бы тоже отключила мобильник, чтобы мы с тобой не мешали ей веселиться.
-Ах, веселиться? Ну, смотри, довеселитесь вы с ней, помяни мое слово! Ты уже довеселилась, муж вон не выдержал, ушел.
-Мама, ну сколько можно повторять - это не он ушел, а я его выставила.
-Рассказывай мне, конечно. Воспитывала тебя, воспитывала, а толку никакого - и на семью тебе было наплевать, и на мать собственную, а теперь и на ребенка. Конечно, растет безотцовщина, никому дела нет, вот она и творит, что хочет.
-Мама, ну что она такого творит? Пошла к подружке на день рождения? Зачем устраивать из этого трагедию, я не понимаю? - Рита держала трубку уже двумя руками. Говорить спокойным голосом было все труднее, и держаться своего решения - тоже. Мама никогда не слышала того, что ей пытались втолковать, если это шло вразрез с ее соображениями. Она была всегда права, и на этом точка.
-Ах, я еще и трагедию устраиваю? А помнишь, когда Аленочка заболела и ты не знала, что делать - к кому ты тогда обратилась? К маме.
Алене было тогда два годика, у нее впервые в жизни поднялась высокая температура, муж был в командировке, и обезумевшая от страха, растерявшаяся Рита позвонила матери. Она бы и рада забыть ту историю, но мама ей этого сделать не давала, напоминая при каждом удобном случае, какая она беспомощная - даже "скорую" не догадалась сама вызвать.
-Я помню, мама, и спасибо тебе за помощь. Но сейчас Алена совершенно здорова, и я не хочу портить ей праздник.
-Да уж конечно. Но когда случится страшное, к кому ты кинешься за помощью? - мамин голос опять дрожал.
-Мама, ну зачем ты каркаешь? Почему с ней случится что-то страшное?
-Ну вот, ну вот, так я и знала. Неблагодарная ты дочь. Сказать матери, что она "каркает"! Это ж как можно до такого додуматься, а? - Теперь в голосе отчетливо звучали слезы. - Я ли тебя не растила, я ли тебя не любила! Всю душу вкладывала, ничего для тебя не жалела, а в ответ что слышу? Что я каркаю? Ты еще скажи, что я специально на Аленочку беду навлекаю! Ну что ты за дочка такая, а? Ни одного слова ласкового от тебя не услышишь, все только грубости, грубости, гадости всякие говоришь. А ведь я за вас так беспокоюсь, так переживаю! Кто у вас еще есть-то, кроме меня? Вот погоди, - всхлипывала в трубку мама, - не станет меня, ты еще сто раз пожалеешь, что так со мной разговаривала. Одна у меня дочь, одна внучка, а живу сиротой. Ничего мне не расскажут, ничем не поделятся, о чем ни спросишь, только огрызаются в ответ. Ну что ж, видно, старая стала мать, не нужна уже, можно ее на свалку выбрасывать. Ладно, доченька, что же, я не буду больше тебе надоедать, и звонить больше не буду, и приходить. И Аленочке передай, что можно бабушку из жизни вовсе вычеркнуть. Вы только похоронить меня не забудьте, а я вам не буду мешать жить, чего уж, сколько мне там осталось.
Всхлипыванья перешли в рыданья.
-Мама, - умоляюще протянула Рита. - Мамочка, ну не плачь, пожалуйста!
Ее уже мучила совесть - у мамы гипертония, и сердце не очень здоровое, вдруг сейчас из-за Ритиного упрямства ей станет плохо. Да все, что угодно - давление подскочит или вообще инфаркт случится. Рита себе этого никогда не простит. Действительно, ну что тут такого - сообщить маме, куда она идет и с кем встречается? Ей пустячок, а маме приятно. Она вроде себя причастной чувствует к их с Аленой жизни. Ведь она и в самом деле одна, а их-то двое. Ей и скучно, и интересно, и беспокоится она, все верно. А Рита просто жестокая и бессердечная. Кстати, и Алены что-то долго нет. Пора бы уже и вернуться.
-Да я бы и рада не плакать, - всхлипывала мама, - да уж очень мне горько, доченька. Я жизнь для тебя положила, а вместо благодарности одни обиды.
-Да нет же, мамочка, ну что ты! Мы тебя очень любим - и Алена, и я. И очень благодарны тебе за все, что ты для нас делаешь!
-Алене-то позвонишь, спросишь, когда она домой собирается?
-Да, мама.
-А может, встретишь ее, Риточка, поздно ведь уже, не ровен час…
-Да, мама, встречу.
-Риточка, ты уж меня предупреждай, если задерживаешься после работы, а то я волнуюсь сильно. Что ж сделаешь, материнское сердце - оно такое.
-Да, мама, конечно.
-Обещаешь, доченька?
-Да, мама, обещаю.
-Как Аленочка домой придет, ты уж мне позвони, хорошо, доченька? А то ведь я не усну.
-Да, мама.

Рита положила трубку и взяла мобильник. Дочь ответила с первого гудка.
-Алена! - сердито воскликнула Рита. - Ты когда домой собираешься?
-Мам, ты что? - удивленно ответила Алена. - Мы же договорились, я приду часиков в девять-десять.
-Нет уж, - все так же сердито продолжила Рита. - Хватит. Времени полно, сколько можно веселиться? Наверное, уже все разошлись, ты одна там осталась.
-Да нет же, мам. Никто еще не ушел, у нас самый разгар праздника.
-Что значит - "самый разгар праздника"? Вы там целый день сидите. Чем можно заниматься столько времени, я не понимаю?
-Ну, мы играем, и в промежутках танцуем.
-Во что играете? - прищурилась Рита. - Уж не в бутылочку ли?
-Мам, ну ты что! - обиженно ответила Алена. - В словесные игры.
-А зачем ты мобильник отключала?
-Чтобы бабушка мне не названивала каждые пять минут, - хмуро сказала Алена.
-Это еще что за новости? Тебе уже и позвонить нельзя? - Рита ощутила очередной укол совести. Не так уж мама и неправа была. Ишь, что делает, паршивка эдакая. А случись что - и не узнаешь, потому что телефон отключен.
-Ну почему нельзя, мам? Но она же звонит буквально каждые пять минут.
-Это безобразие, Алена. И чтобы не смела больше телефон отключать! Я иду тебе навстречу, отпускаю тебя на вечеринки, а ты вон что творишь? Чтобы этого больше не было, или никаких тебе больше дней рождения!
-Но мама, никого так не контролируют, как меня…
-И что? Ты матери стыдишься или бабушки?
-Да никого я не стыжусь, но так тоже нельзя!
-Так. Все игры закончены, вечеринка тоже, по крайней мере для тебя. Одевайся и спускайся вниз, я буду ждать тебя у подъезда. Ты меня поняла?
-Да, мама, - потухшим голосом ответила Алена, но Рита, застегивавшая пальто, не обратила на это никакого внимания.
Tags: рассказка
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments