Змея (snake_elena) wrote,
Змея
snake_elena

  • Mood:

Доченьки, доченьки, доченьки мои...

Во второй раз я забеременела, когда старшей дочери было немногим более года. В те времена мы не беременели, мы "попадались". О планировании семьи тогда и речи не было, средства контрацепции как бы существовали, но пользоваться ими было практически невозможно, и каждая пара исхитрялась, как могла. И "попадались", да.

Мои ровесницы поймут, какой ужас меня тогда охватил, а более юным, к счастью, уже не заставшим те времена, объяснить это все равно невозможно. Жилья не было - мы снимали квартиру за бешеные деньги. Работы у меня не было - и перспектив на нее тоже, потому что не было прописки. Да и найди я работу - куда девать годовалого ребенка? Рассчитывать на ясли или сад без работы и прописки не приходилось, идти работать, не пристроив ребенка - невозможно. Замкнутый круг, и выход из него представлялся только один, тот самый, на который я пойти не могла ни под каким видом. По самым разным причинам.

Правда, у меня была подруга-провизор, вот она и нашла сравнительно простой выход из положения, хотя при этом рисковала работой в хорошей аптеке. Она принесла мне какие-то таблетки, которые полагалось пить по очень строгой схеме. Если все сделать правильно, они вызывали выкидыш. Причем все нужно было делать очень быстро, чтобы не прозевать сроки. И я ходила целую неделю, зажав таблетки в кулаке и повторяя схему их приема - через час, через полчаса, потом через два с половиной часа… И одновременно представляла себе, как родится маленький, нежный, будет пахнуть молочком и неповторимым запахом детства, будет хватать меня за руку своими цепкими пальчиками… а я выпью эти таблетки, и он уже никогда не родится... И через неделю я выбросила дурацкие таблетки в ведро и решительно сказала мужу, что буду рожать. Он был счастлив. Я тоже.

Эта беременность протекала куда легче первой. Я прекрасно себя чувствовала, почти не набирала вес, поэтому не выглядела грузной и неповоротливой бегемотихой, я сшила себе специальные брючки со шнуровкой по бокам и яркую блузку из японского шелка и почти не походила на беременную. Небеса, видимо, зачли мой порыв, потому что мужу внезапно предложили ехать переводчиком-двухгодичником в ГСВГ, то есть Группу советских войск в Германии. Это был выигрышный билет в нашей жизненной лотерее, настолько выигрышный, что сейчас трудно себе представить, в какую эйфорию мы впали. Он уехал первым, а я собирала вещи и ждала вызова.
В Магдебург мы втроем ехали на верхней полке плацкартного вагона - я и две дочери, одна родившаяся, вторая еще нет. Но меня это нисколько не волновало. Жизнь была прекрасна, и душа моя пела.

Через два месяца после приезда в замечательный маленький немецкий городок Зальцведель, на две недели раньше срока, у меня начались роды. Русский госпиталь находился только в Стендале, поэтому рожали наши женщины в немецком роддоме. У немцев было неправильно все, с самого начала. В роддом полагалось брать с собой "тревожный" чемодан (такие чемоданы имелись у всех офицеров советской армии - в них лежали вещи первой необходимости на случай внезапной тревоги). Туда складывалось приданое ребенку и вся одежда для родильницы. Ну где это видано, товарищи - чтобы в роддом нести свою одежду? А как же пресловутая стерильность, которая в наших роддомах, полных тараканов и ржавых потеков на стенах, преподносилась, как знамя полка, а выглядела, как… ой, лучше не вспоминать эти драные халаты, застиранные до беспредела ночные рубашки и стоявшие колом коричневые тряпки… А тут - свой любимый халатик, специальные ночные рубашки и красивые лифчики для кормящих мамочек с застежками впереди, мягкие тапочки и прочая, и прочая, и прочая. Кроме того, в роддом никто не ехал на "Скорой помощи". Лично я туда шла пешком - он находился в двух кварталах от дома. Но предварительно я приняла душ и пристроила дочку соседкам.

В роддоме - просто безобразие какое-то! - улыбчивая акушерка заполнила свидетельство о рождении еще нерожденного сына (я не сомневалась, что на этот раз будет сын, и приданое приготовила соответствующее, в голубых тонах, и даже имя придумала. Это был мальчик Максим, по моей девичьей фамилии), оставив незаполненной только одну строчку - имя. И спросила меня, какую палату я предпочитаю - одиночную или на двоих. И хотя я уже была готова к этому вопросу, все равно обалдела. Палату я предпочла одиночную, акушерка еще раз улыбнулась (ну кто, скажите мне, улыбается роженице, а? На роженицу полагается смотреть хмуро, а разговаривать с ней сквозь зубы, чтобы знала свое место) и сказала:
-Я так и знала. Все русские любят лежать одни - у них так много посетителей!
Посетители! В роддоме! Ну, вот как это называется, а?

Меня отвели в уютную просторную палату, я поставила чемодан в шкаф, переоделась, легла в постель и поняла, что схватки прекратились. Я успела поспать, и почитать, и соскучиться, а потом пошла жаловаться на жизнь. И пока жаловалась, акушерка довольно сурово кинула через плечо немке, стонавшей в родильном зале:
-Стыдитесь! Если вы стонете сейчас, то что будете делать, когда начнете рожать?
Я с ужасом вспомнила полные страданий, криков и боли советские родильные дома и твердо решила, что не издам ни звука. Забегая вперед, скажу, что это оказалось совсем нетрудно и значительно облегчило процесс.

Акушерка посмотрела меня и велела ходить, ходить и ходить. И я начала ходить в их длинном коридоре, оборудованном по стенкам палками, прямо как в балетном тренировочном зале. И часа через полтора в полной мере оценила немецкую предусмотрительность, когда стояла, вцепившись в палку и согнувшись пополам, и не могла от нее отлепиться. Тут юная немка, родившая днем, быстренько выпроводила за дверь пришедшего ее навестить мужа (я до сих пор помню его полные ужаса глаза, когда он заметил меня), обняла меня и повела рожать.

Мне катастрофически не хватало немецких слов. Я не могла объяснить веселым акушеркам, что мне не поставили обязательную клизму и не побрили меня. (Джентльмены, извините меня за эти интимные подробности, но из песни слов не выкинешь). Но по моим отчаянным жестам они поняли все, что я не могла сказать словами, и быстренько успокоили, заявив, что все в полном порядке и ничего этого не нужно. (Говорю же, что у них все неправильно!). На меня надели коротенькую кокетливую рубашку - единственное казенное белье за все пять дней в роддоме, не считая постельного - помогли взгромоздиться на странный (неправильный!) стол, больше похожий на кровать, оборудованную поручнями для удобства роженицы, и велели тужиться. Я уставала и говорила "больше не могу", и они не кричали на меня, а обтирали мне лицо влажными салфетками, успокаивающе похлопывали по плечу, разрешали отдохнуть - и все начиналось сначала. И часа через полтора таких неправильных родов, 31 января 19… года, во вторник, в 20 часов 10 минут по европейскому времени я, с облегчением вздохнув, услышала, как запищал младенец. Акушерка подняла его вверх и весело воскликнула:
-Девочка! Вес 3250, рост 51 см.
-Как девочка? - не поверила я. - Это должен быть мальчик.
-Девочка, - настойчиво повторила удивленная акушерка и поднесла новорожденную к дурноватой мамаше, чтобы та сама убедилась в гендерной принадлежности дитя. - Как ее зовут?
-Не знаю, - устало отозвалась я. - Я придумала имя только для мальчика.
-Думайте быстрее! - засмеялась акушерка. - Я должна заполнить аусвайс.
-Дарья, - сказала я.

И в немецком аусвайсе моя ksyu_средняя дочь так и значится Дарьей. Это имя не понравилось ее отцу, он переназвал ее и с трудом уговорил педантичных немцев переписать документ, который представляют в комендатуру для оформления советского свидетельства о рождении. Но это уже потом, на следующий день. А пока заботливые акушерки укрыли меня теплым одеялом (возмутительно! Роженицу полагается на каталке выставить в коридор, положив ей на живот грелку со льдом, и пусть она трясется там от холода и усталости), напоили мятным чаем (а это и вовсе ни в какие рамки не лезет - почему-то в советских роддомах считалось, что сразу после родов пить нельзя. Максимум, на что соглашались наши внимательные и заботливые врачи - это смочить несчастной измученной роженице губы влажной ваткой), выкупали девочку, завернули ее в пеленочку и положили в кроватке рядом со мной. Я всмотрелась в это сердитое красное личико и ахнула:
-До чего ты похожа на свою сестру!

А акушерка в это время теребила меня, пытаясь выяснить, как дозвониться до моего мужа, чтобы сообщить ему о рождении дочери. И дозвонилась - очень сложным способом, ибо городских телефонов у нас не было. Но эта настойчивая дама позвонила в полицию, полиция отправила машину в часть, а уж из части позвонили мужу и поздравили с новорожденной.
-Извините, - сказала акушерка, - сегодня уже поздно, посещения прекращены. Он придет к вам завтра.
(Я уже говорила, что у них все неправильно? Где это видано, чтоб мужья приходили в роддом?!!!)

И меня на кресле-каталке отвезли в мою уютную одиночную палату, и я (вы будете очень смеяться) еще часа полтора читала книжку, потому что оказалось, что не особенно-то я и устала. Вот, правда, названия этого исторического опуса уже не помню.
А на следующий день ко мне пришел муж, и приходил каждый день до самой выписки. А в коридорах этого неправильного роддома стояли открытые шкафы, в которых лежало любое количество прокладок (о такой роскоши мне и мечтать не приходилось), а детская комната была открыта (за исключением тех часов, когда младенцы спали), и мамочки могли приходить и смотреть, как ухаживают за их детками, как их переодевают, подмывают и докармливают. А деток одевали в распашонки, и только до пояса заворачивали в пеленку, и они свободно размахивали крохотными ручками и хватались за твой палец, присосавшись к груди.

И так здорово было было смотреть на это личико, не замотанное в твердые коричневые тряпки, как в кокон, и с ужасом думать, что ведь эта девочка могла и не родиться… и благодарить Бога за то, что он удержал меня от роковой ошибки, и с блаженством сознавать, что я приняла единственно правильное решение, и у меня теперь есть целых две чудесных дочки.
А через пять дней нас выписали домой, и мы начали новую замечательную жизнь.

С днем рождения, доченька!
Я очень тебя люблю.

часть вторая тут
Tags: доченьки, поздравлялка
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →